Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Соглашение об утратившем силу акте

Соглашение об утратившем силу акте

Оглавление:

Договор утрачивает силу


Можно конечно! ГК РФ Статья 421. Свобода договора КонсультантПлюс: примечание. Позиции высших судов по ст. 421 ГК РФ >>> 1. Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. 2. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в пункте 3 настоящей статьи, правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона (пункт 1 статьи 6) к отдельным отношениям сторон по договору.

(в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции) 3. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).

К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. 4. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней.

При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

5. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями, применимыми к отношениям сторон.

Что такое дополнительное соглашение к договору

Дополнительное соглашение к договору — это соглашение сторон договора с целью изменить его или расторгнуть. Например, с помощью допсоглашения вы можете дополнить договор правами и обязанностями, которых раньше в нем не было.

Поэтому на допсоглашения распространяются правила о сделках, обязательствах и договорах (ст. 153, п. п. 1 — 3 ст. 420, п. 1 ст. 450 ГК РФ). Допсоглашение является сделкой, но при этом производно по отношению к основному договору и является его неотъемлемой частью.

В частности, оно:

  1. признается недействительным, если основной договор признан недействительным. Так, если недействителен договор аренды помещения, недействительно и допсоглашение о продлении его срока. Однако если ситуация обратная, то есть признано недействительным допсоглашение, это не влечет недействительности договора в целом. Например, если недействительно допсоглашение об изменении размера арендной платы, сам договор будет действовать в прежней редакции (ст. 180 ГК РФ);
  2. заключается к действующему договору. Вы не можете изменить или расторгнуть договор, действие которого прекращено, в том числе если все обязательства по нему надлежаще исполнены (п. 1 ст. 408 ГК РФ, см. Позицию ВС РФ, АС округов);
  3. корректирует в отношениях сторон лишь то, что прямо в нем указано, в остальной части сохраняет силу основной договор. Например, если вы поменяли только порядок расчетов, то порядок определения стоимости работ или услуг по договору это не затронет.

В то же время допсоглашение сопровождает основной договор на протяжении всего срока его действия.

Так, если вы продлили основной договор и у вас было к нему допсоглашение, то все условия допсоглашения также продолжат действовать.

О действии новых общих положений об обязательствах и договоре во времени

С любезного согласия редакции журнала «Судья» я решил выложить здесь материал, основанный на части моей статьи, опубликованной в этом журнале (). Материал посвящен содержащимся в Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7

«О применении судами некоторых положений Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»

(далее – Постановление) разъяснениям о действии во времени обновленных общих положений об обязательствах и договоре.

Нужно оговориться, что текст уже немого устарел в связи с новым витком реформы – изменением с 1 августа 2016 года статей 317.1 и 395 ГК РФ.

Вопрос о действии во времени новой редакции ГК РФ в отношении договоров, заключенных в период действия прежней редакции (период с 1 июня 2015 года до 1 августа 2016 года), остается открытым.

Одним из самых важных разъяснений, содержащихся в Постановлении, является указание в его пункте 83 на значение правила «договор и закон» ( ГК РФ) при решении вопроса о действии акта гражданского законодательства во времени. Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ

«О внесении изменений в часть первую Российской Федерации»

(далее – Закон № 42-ФЗ), которым осуществлена реформа общих положений об обязательствах и договоре, в отношении своего действия во времени в части ранее возникших правоотношений содержит такую фразу: «По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, положения Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу настоящего Федерального закона [1 июня 2015 года], если иное не предусмотрено настоящей статьей».

Казалось бы, эта фраза тождественна статье 5 Федерального закона от 30.11.1994 № 52-ФЗ

«О введении в действие части первой Российской Федерации»

, которая «вводила в действие» саму часть первую ГК РФ.

Однако тот факт, что законодатель использует подобную максиму довольно долго, не сделал ее более понятной. Дело даже не в том, что по-разному можно понимать, что такое

«права и обязанности, которые возникнут после дня вступления в силу»

закона, а в системном соотношении этого правила с положениями ГК РФ о действии акта гражданского законодательства во времени. Легко заметить, что приведенный выше текст Закона № 42-ФЗ представляет собой слегка модифицированное первое предложение ГК РФ:

«По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие»

.

Но ведь ГК РФ содержит и второе предложение, которое исключает действие первого правила в отношении договорных обязательств:

«Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со настоящего Кодекса»

. А ГК РФ, в свою очередь, содержит пункт 2 такого содержания:

«Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров»

.

Получается, что Закона № 42-ФЗ, призванного повлиять, прежде всего, на регулирование договорных обязательств воспроизводит лишь первое предложение ГК РФ и не говорит о том, как его положения действуют применительно к ранее заключенным договорам. Т.е. № 42-ФЗ упускает из вида ГК РФ и ее требование к закону, если он направлен на то, чтобы регулировать отношения из ранее заключенных договоров.

Т.е. № 42-ФЗ упускает из вида ГК РФ и ее требование к закону, если он направлен на то, чтобы регулировать отношения из ранее заключенных договоров.

Достаточно быстро практика столкнулась с проблемами, вызванными введением в действие № 42-ФЗ, в том числе, вероятно, в связи с приведенным выше правилом о его действии в отношении ранее заключенных договоров. Например, вопросы вызвало применение новой редакции статьи 395 ГК РФ после 1 июня 2015 года: «автоматически» ли начал действовать новый порядок расчета процентов в отношении периодов просрочки после 1 июня 2015 года вне зависимости от ее начала и характера отношений? Или же стоит применять ту редакцию ГК РФ, которая действовала в момент возникновения просрочки?

А может быть в отношении договорных обязательств следует применять ту редакцию, которая действовала в момент заключения договора? Не меньше сложностей возникло из-за первоначальной редакции ГК РФ, которая большинством юристов квалифицировалась как предусматривающая плату за некий коммерческий кредит. Начисляются ли проценты по изначальной редакции ГК РФ применительно к ранее заключенным договорам?

Можно ли в отношении «длящегося» договора заключенного, например, в 2005 году, за предоставление, осуществленное после 1 июня 2015 года, взыскивать с должника такую «плату за кредит»?

Число таких вопросов будет только расти, если не воспользоваться единственным универсальным ответом на них – применить статью 422 ГК РФ. Но препятствием для этого, во-первых, может стать такой взгляд, согласно которому приведенная нами в самом начале норма Закона 42-ФЗ является специальной, а поэтому и ГК РФ должный ей уступить.

А, во-вторых, поскольку прямо ГК РФ говорит об императивных нормах, не упоминая диспозитивные, может сложиться впечатление, что она не затрагивает вопросов действия во времени диспозитивных норм, например, содержащихся в и 3171 ГК РФ.

Однако вряд ли законодатель вкладывал в Закона № 42-ФЗ смысл, отличный от общепринятого значения, закрепленного в ГК РФ.

Кроме того, очевидно, что исключение из общего подхода к действию гражданского законодательства во времени ( ГК РФ) требует ясного текстуального изложения.

Надо еще раз обратить внимание на то, что ГК РФ допускает применение нового закона к ранее возникшим договорным отношениям, если в нем установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Такого указания в законе Закон 42-ФЗ не содержится.

А вот в отношении действия ГК РФ в части новых диспозитивных норм вопрос сложнее.

Ведь можно сказать, что если стороны не урегулировали вопрос, которого касается диспозитивная норма, то они выразили согласие на то, что решение этого вопроса будет таким, как скажет законодатель.

Иными словами, согласно такому взгляду диспозитивная норма лежит вне договора, она не его условие.

А раз так, то ГК РФ не регулирует действие во времени диспозитивных норм применительно к ранее заключенным договорам. Последовательное проведение этого подхода позволяет законодателю, меняя диспозитивные нормы и вводя новые диспозитивные правила, которых раньше не было, менять договорные отношения сторон вне зависимости от времени их возникновения и от разумных ожиданий сторон, если только они прямо не согласовали в договоре то или иное условие. Нельзя не заметить, однако, что сам законодатель отказался от такого подхода, приняв в пунктах 4 и 5 посвященной свободе договора статьи 421 ГК РФ иную позицию: «4.

[…] В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

5. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями, применимыми к отношениям сторон».

Кодекс прямо говорит в статье 421 о том, что диспозитивной нормой определяется условие договора. А статья 422 гласит, что без специального указания об обратном при изменении закона условия ранее заключенных договоров сохраняют силу. Получается, что в отношениях не исключивших применение диспозитивной нормы или не договорившихся об ином сторон, диспозитивная норма становится договорным условием, частью их договора.

Такое условие даже не нужно назвать подразумеваемым – оно прямо выражено. Теперь становится понятным сохраняющее свое значение разъяснение, которое дал Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 6 постановления от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»: «Судам надлежит иметь в виду, что согласно ГК РФ закон, принятый после заключения договора и устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, распространяет свое действие на отношения сторон по такому договору лишь в случае, когда в законе прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. В силу ГК РФ это правило применяется как к императивным, так и к диспозитивным нормам».

В определенном смысле пункт 83 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, которому посвящена эта статья, изложен в сходном ключе.

Согласно первому абзацу этого пункта положения Российской Федерации в измененной № 42-ФЗ редакции, например, ГК РФ, не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 года). При рассмотрении споров из названных договоров следует руководствоваться ранее действовавшей редакцией Российской Федерации с учетом сложившейся практики ее применения (пункт 2 статьи 4, абзац второй , ГК РФ). Такое разъяснение, как мы видим, находится в полном соответствии с системой норм о действии актов гражданского законодательства во времени и учитывает разумные ожидания сторон договорных отношений.

Закона № 42-ФЗ истолкован не сам по себе, в отрыве от остального законодательства, а в комплексе с принципиальными положениями , и ГК РФ. Из приведенного разъяснения сделано единственное, но весьма важное исключение.

Согласно второму абзацу пункта 83 Постановления при решении вопроса о начислении процентов за неисполнение денежного обязательства, возникшего на основании заключенного до 1 июня 2015 года договора, в отношении периодов просрочки, имевших место с 1 июня 2015 года, размер процентов определяется в соответствии с ГК РФ в редакции № 42-ФЗ.

Это исключение, вероятно, может быть обосновано тем, что как по ранее действовавшей, так и по новой редакции ГК РФ законный размер процентов де-факто полностью зависит от соответствующего решения Банка России, который и ранее мог поменять ставку, чего не могли не знать стороны.

Поэтому, если стороны не установили в договоре отдельно размер ответственности за нарушение денежного обязательства, то они согласились с тем, что он привязан к изменяемой Банком России ставке. Кроме того, такой подход согласовывается с подавляющей судебной правкой.

Важно отметить, что это исключение касается только ГК РФ.

Иные ее пункты подчинены общему правилу, о котором говорит первое предложение пункта 83 Постановления. Например, согласно новому ГК РФ, если в договоре установлена зачетная неустойка, кредитор в случае просрочки исполнения должником денежного обязательства, вправе требовать лишь такую неустойку, но не проценты, рассчитанные по пункту 1 статьи 395 ГК РФ.

А ведь договор мог быть заключен до появления в законе этого пункта, когда у кредитора был выбор: взыскивать или зачетную неустойку, или проценты по ГК РФ. По новой редакции о такой опции нужно дополнительно договариваться.

И возможно, кредитор бы выговорил ее себе, знай о новом ГК РФ, когда заключал договор. Поэтому к отношениям из договора, заключенного до 1 июня 2015 года, этот пункт неприменим.

Кредитор по такому договору сохраняет все свои права в полном объеме, в том числе, право выбирать: неустойку или проценты по ГК РФ он потребует. Нужно заметить, что такой подход уже нашел отражение в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2016), утв.

Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016.

от 03.07.2016 № 315-ФЗ

«О внесении изменений в часть первую Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

.

«Принципиальное различие между и ГК сводится в конечном счете к тому, что положение, в силу которого новый акт распространяет свое действие на ранее сложившиеся отношения, применительно к правам и обязанностям, возникшим после вступления в силу нового закона, на договоры не распространяется, если в самом акте не предусмотрено его обратное действие»

(Брагинский М.И., Витрянский В.В.

Договорное право. Книга первая: Общие положения: Изд.

2-е, испр. М.: Статут, 2000. С. 102 (автор главы – М.И.Брагинский).

Острота проблем, связанных со статьей 3171 ГК РФ снимается: с 1 августа 2016 года проценты по ней начисляются, если это отдельно установлено в законе или договоре. Однако, как минимум, более года такие проценты подлежали начислению по умолчанию в отношении договоров, заключенных после 1 июня 2015 года.

Однако, как минимум, более года такие проценты подлежали начислению по умолчанию в отношении договоров, заключенных после 1 июня 2015 года. В части императивных норм см.

пункты 1 и 16 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73

«Об отдельных вопросах практики применения правил Российской Федерации о договоре аренды»

, Президиума ВАС РФ от 17.03.2009 № 5642/08 и от 23.09.2008 № 5573/08. Ради исторической справедливости нужно отметить, что когда вводилась в действие часть первая Кодекса приоритет был отдан Вводному закону, содержащему, как и № 42-ФЗ, правило о действии во времени, сходное с первым предложением ГК РФ, и не упоминавшему о норме, аналогичной пункту 2 статьи 422. Вводный закон понимался как специальный (См:.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ.соч. С. 103-109). Такой взгляд может показаться спорным, поскольку приоритет как специальному отдавался закону, содержащему более общую норму, чем правило ГК РФ. Однако в отношении принятия первой части ГК вывод о приоритете нормы Вводного закона о действии ее во времени может быть формально обоснован: последний вводил в действие, в том числе, и ГК, а поэтому мог содержать отличное от нее правило, имевшее большую силу.

Ср., например, Федерального закон от 26.03.2003 № 36-ФЗ

«Об особенностях функционирования электроэнергетики и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике»

, согласно которой утверждаемые Правительством Российской Федерации основные положения функционирования розничных рынков и иные регулирующие функционирование (ценообразование) оптового и розничных рынков нормативные документы обязательны для сторон публичного договора со дня их вступления в силу и распространяются также на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, если указанными нормативными документами не установлен иной срок их вступления в силу. Впрочем в отношении этой нормы также существует ряд вопросов, поскольку ГК РФ говорит лишь о возможности распространить положения закона на отношения из договора, заключенного до его вступления в силу, и не упоминает о такой возможности в отношении подзаконных актов.

«[…] если стороны не воспроизвели в договоре диспозитивную норму, то она, минуя договор, непосредственно определяет содержание договорного правоотношения»

( Российской Федерации. Общие положения о договоре. Постатейный комментарий к главам 27 — 29 / В.В. Витрянский, Б.М. Гонгало, А.В.

Демкина и др.; под ред. П.В. Крашенинникова.

М: Статут, 2016 / СПС Консультант Плюс (автор комментария к статье 422 – М.Ф. Казанцев). Впрочем, далее там же указывается, что

«на содержание договора и договорного правоотношения не влияют изменение или отмена диспозитивных норм»

. «Следует полагать, что в отношении диспозитивных норм, если при заключении договора стороны от них не отступили, применим аналогичный принцип, т.е.

по общему правилу применяются диспозитивные нормы, действовавшие на момент заключения договора. В пользу такого вывода говорит текст п. 4 ст. 421 ГК» (Комментарий к Российской Федерации, части первой.

Постатейный. 3-е изд. Под ред. О.Н. Садикова. КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 // СПС Консультант Плюс (автор комментария к статье 422 – О.Н.Садиков). «При применении ГК РФ в отношении диспозитивных норм, если при заключении договора стороны от них не отступили, применим общий принцип, т.е.

при последующем изменении диспозитивной нормы (ее отмене, замене на иное диспозитивное правило либо замене на иное, но императивное правило поведения) к отношениям сторон применяется диспозитивная норма, действовавшая на момент заключения договора» (Новоселова Л.А. О сфере действия Гражданского кодекса // Гражданское право современной России / Сост. О.М. Козырь и А.Л. Маковский.

М.: Статут, 2008. С. 142 — 155). Согласно Федерального конституционного закона от 04 июня 2014 г. № 8-ФКЗ

«О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации»

и статью 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом Верховного Суда Российской Федерации.

Пункт 82 Постановления, касающийся внедоговорных обязательств, воспроизводит обсужденную выше общую формулу первого предложения пункта 2 статьи 4 ГК РФ и Закона № 42-ФЗ:

«По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу № 42-ФЗ, положения Российской Федерации в измененной редакции применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления № 42-ФЗ в силу (1 июня 2015 года)»

. Нужно заметить, что такое решение находится в соответствии и с подходами, существующими в странах Континентальной Европы.

Например, Кассационный Суд Франции в своих актах отмечал, что новый закон не применяется к условиям сделки, заключенной до его вступления в силу, если обратная сила прямо не оговорена законодателем. Даже если этот закон касается публичного порядка, он не может признать недействительными сделки, отвечающие условиям действительности на момент их совершения до промульгации этого закона (Civ. 3e, 07.11.1968). Последствия, вытекающие из договоров, заключенных до вступления в силу нового закона, даже если они продолжают свое действие после вступления в силу этого закона, регулируются положениями закона, действующего на момент заключения договоров (Civ.

3e, 03.07.1979) (такой перевод на русский язык см.: Французский : учеб.-практич. комментарий. М., Проспект, 2008. С. 13. Полный текст решения 1979 года см.: https://www.legifrance.gouv.fr/affichJuriJudi.do?oldAction=rechJuriJudi&idTexte=JURITEXT000007004300&fastReqId=322507246&fastPos=16).

Правда, существует важная особенность.

Если новый закон направлен на то, чтобы снять противоречия и споры по какому-то уже урегулированному вопросу и носит интерпретативный характер, то есть не меняет, а лишь проясняет прежнюю норму, он может быть применен при рассмотрении спора. Но при этом вводящий новую норму (новые условия) закон не может считаться имеющим интерпретативный характер (Com.

07.04.1992; полный текст см.: https://www.legifrance.gouv.fr/affichJuriJudi.do?oldAction=rechJuriJudi&idTexte=JURITEXT000007028402&fastReqId=361149999&fastPos=1).

См. ранее применявшийся пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ N 13/14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»: «Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства.
См. ранее применявшийся пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ N 13/14 от 08.10.1998

«О практике применения положений Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»

: «Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором».

Нигде в нормативных правовых актах не содержится требования обязательного наличия на предприятии официальных изданий ГОСТов. Более того, в соответствии с постановлением Правительства РФ от 25.09.2003 N 594

«Об опубликовании национальных стандартов и общероссийских классификаторов технико-экономической и социальной информации»

официальное опубликование стандартов осуществляется на официальном сайте Росстандарта, к которому должен быть обеспечен свободный и бесплатный доступ. Таким образом, официальные издания могут быть «на столе» в любой момент у любого пользователя сети Интернет.

Электронные справочные системы дают возможность работать с текстами ГОСТов (в системе «Техэксперт» благодаря 3-кратной сверке они достоверны, а для пущей уверенности пользователя в системы «Техэксперт» включены и скан-копии официальных изданий ГОСТов), но главное – они дают возможность воспользоваться следующими сервисами:

  1. единое поисковое пространство;
  2. аналитические сервисы: сравнение ГОСТов, история стандартов и т.д.
  3. комментарии, консультации;
  4. ссылки;
  5. актуализированные, проверенные редакции документов;

Итак, электронно-справочными системами можно смело пользоваться в полной мере, но следует выбрать ту, которой вы больше доверяете, и которая вам больше нравится. 5. Можно ли пользоваться отмененным ГОСТом? В определенных случаях – да. Здесь несколько ситуаций.

а) Предприятие поставляет продукцию по контракту, а требования к продукции установлены в соответствии с ГОСТами, указанными в приложении к контракту. За время выполнения контракта некоторые стандарты отменены, взамен них появились новые.

Какими ГОСТами руководствоваться предприятию? В данном случае предприятие должно, выполняя контракт, изготавливать продукцию по «отмененным» ГОСТам, а заказчик не вправе требовать применения новых стандартов, разве что по соглашению сторон.

Ссылка контракта на документы по стандартизации – это тот случай, когда документы добровольного применения становятся обязательными для производителя, но, естественно, в рамках данного контракта. б) Предприятие выпускает продукцию по отмененному ГОСТу, и у этой продукции есть потребитель, а требования даже отмененного ГОСТа не противоречат техническому регламенту в данной области или соответствующего технического регламента еще не существует.

Такая ситуация возможна. Опять же решение принимает предприятие. В продолжение вышесказанного следующий важный вопрос.

6. Если документ по стандартизации включен в доказательную базу технического регламента и к настоящему времени уже отменен – какой документ применять: отмененный или документ, который утвержден взамен? Эта дилемма встречается сплошь и рядом и не только в России.

Влечёт ли «смерть» одного правового акта «возрождение» другого? Вопрос по юридической технике

Коллеги, назрел вопрос по юридической технике. Надеюсь, что эксперты найдутся.

Закон взят исключительно для примера, просьба к его тематике претензий не предъявлять.

Итак. Есть ст. 113 от 05.04.2013 N 44-ФЗ

«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

(далее — Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ ), которая признает утратившими силу целый ряд законов. Предположим, что Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ признают утратившим силу. Соответственно, канет в лету и статья 113, «убившая» ранее 31 федеральный закон.

Означает ли это, что теперь, в отсутствие нормы, запрещающей применение старых законов, эти законы «возрождаются»? Мы привыкли, что, как правило, «возрождение» не происходит, если законодатель прямо не предусмотрел иного. Однако, по правилам простой логики, если запрет на применение правового акта снят, что мешает нам его применить?

Наиболее часто (хотя в данном случае не вполне корректно говорить о частоте) эта проблема имеет место при отмене подзаконного акта разъяснительного характера и непринятии ему замены. Возникает соблазн сослаться на древний акт, «мораторий» на применение которого фактически отменен. Общепринятые правила юридической техники — понятие весьма неконкретное.
Общепринятые правила юридической техники — понятие весьма неконкретное. Каждый (с учётом компетенции) орган власти утверждает свой порядок принятия и разработки правовых актов, что также не дает гарантии единообразного подхода к подобному вопросу.

Хотя в таких порядках даже намёка на разрешение данной проблемы сейчас встретить нельзя.

На что можно сослаться при аргументации «за» и «против» утверждения о том, что «смерть» одного правового акта влечёт «возрождение» другого?

К сожалению, такой аргумент, как «здравый смысл» воспринимается не всеми. Честно говоря, на создание обсуждения меня «вдохновило» Определение Верховного Суда РФ от 28.03.2003 N 58-Г03-7. Чтобы не мучить людей ссылками.

приведу текст акта здесь. 10 декабря 2002 года Губернатором Хабаровского края было принято постановление N 497 «Об отмене постановления главы администрации Хабаровского края от 5 июля 2001 г. N 270», которым признаны утратившими силу постановления главы администрации края от 13 июля 1999 г. N 271, от 10 августа 2000 г. N 292, от 9 октября 2000 г.

N 353, утверждающие с последующими изменениями и дополнениями Положение об Управлении внутренних дел Хабаровского края. Прокурор Хабаровского края обратился в суд с заявлением о признании постановления Губернатора Хабаровского края от 10 декабря 2002 г. N 497 «Об отмене постановления главы администрации края от 5 июля 2001 г.

N 270

» недействительным, ссылаясь на то, что оно противоречит Федеральному закону от 06.10.1999 N 184-ФЗ «

Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», Указу Президента Российской Федерации от 17.05.2000 N 867 «О структуре федеральных органов исполнительной власти», Положению о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 18.07.1996 N 1039.

Решением Хабаровского краевого суда от 27 января 2003 г. заявление было оставлено без удовлетворения. В кассационной жалобе УВД Хабаровского края поставлен вопрос об отмене решения как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда не усматривает. Согласно ст. 22 Федерального закона от 6 октября 1999 г.

N 184-ФЗ

«Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»

акты высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), акты высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, указам Президента Российской Федерации, постановлениям Правительства Российской Федерации, конституции (уставу) и законам субъекта Российской Федерации.

Согласно ст. 3 данного Федерального закона федеральные органы исполнительной власти осуществляют свои полномочия на территории субъекта Российской Федерации непосредственно или через свои территориальные органы. Положение об указанных территориальных органах утверждаются соответствующим федеральным органом исполнительной власти. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 17.05.2000 N 867

«О структуре федеральных органов исполнительной власти»

и п.

п. 1, 2, 10 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 18.07.1996 N 1039 (в редакции Указа Президента РФ от 13.01.2001 N 31), Министерство внутренних дел Российской Федерации является федеральным органом исполнительной власти. В систему Министерства внутренних дел РФ входят его территориальные органы — министерства, управления, отделы внутренних дел субъектов Российской Федерации.

Утверждение положений об управлении внутренних дел субъекта Российской Федерации находится в компетенции Министра внутренних дел Российской Федерации. Из материалов дела усматривается, что оспариваемым постановлением Губернатора Хабаровского края N 270 от 5 июля 2001 г.

в связи с принятием Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ

«Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»

признаны утратившими силу постановления главы администрации края от 13 июля 1999 г.

N 271, от 10 августа 2000 г. N 292, от 9 октября 2000 г. N 353, которыми было утверждено Положение об Управлении внутренних дел Хабаровского края.

Вывод суда о том, что с принятием постановления Губернатора Хабаровского края N 497 от 10 декабря 2002 г., отменяющего постановление N 270 от 5 июля 2001 г., возобновляется действие незаконного нормативного правового акта, ранее признанного утратившим силу, является правильным.

Доводы кассационной жалобы УВД Хабаровского края о том, что оспариваемое постановление издано в связи с отсутствием нормативного правового акта о статусе Управления внутренних дел Хабаровского края и трудностями в осуществлении стоящих перед органами внутренних дел задач, были предметом судебного исследования и правильно признаны неубедительными.

Доводы кассационной жалобы о вхождении УВД Хабаровского края в систему государственных органов исполнительной власти Хабаровского края не подтверждают законность оспариваемого нормативного правового акта, поскольку этот акт принят с превышением полномочий Губернатора Хабаровского края. Оснований для отмены законного решения суда по доводам кассационной жалобы не имеется.

На основании ст. ст. 360, 361, 366 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила: решение Хабаровского краевого суда от 27 января 2003 г. оставить без изменения, кассационную жалобу УВД Хабаровского края — без удовлетворения.

Есть и более свежая практика:

«Обобщение практики рассмотрения Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа дел об оспаривании ненормативных правовых актов, связанных с применением законодательства о земле»

(подготовлено ФАС Северо-Кавказского округа) (подготовлено в 2010 году) Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к администрации муниципального образования о признании недействительным постановления главы администрации района об отмене ранее принятого постановления. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены.

Судебные инстанции исходили из того, что в результате принятия оспариваемого ненормативного акта фактически признано действительным постановление, принятое с нарушением норм действующего на момент его издания законодательства. В данном случае акты нижестоящих судов отменены по процессуальным основаниям.

Считать утратившим силу дополнительное соглашение

На восточном фронте происходлибо боевые деяния меж россией и румынией (с 1916 года) с одной стороны (антанта), и центральными державами с другой. Может донецк открывать свои магазины и потихоньку возобновлять в для себя жизьнь на данный момент либо ещё будет стрельба?Пункт 2.4 соглашения признать утратившим силу. Признать утратившими силу в соответственной части положения генерального.

Приложение 3 техническое задание в редакции к истинному дополнительному соглашению вот хохлы за газ заплатят 11 миллиардов.

Москве года в 2-ух экземплярах, каждый на российском и кыргызском языках, при этом оба текста имеют схожую силу.

5.

Утратило ли силу Постановление ЦК КПСС и СОВМИНА СССР от 17.01.1983 г.№59-27 ФЗ?

5.1. Нет, не утратило. Согласно информации правовых ресурсов — оно действующее. С Уважением, адвокат – Степанов Вадим Игоревич.

Для получения более подробной консультации или подготовки документов рекомендую обращаться к адвокату или юристу сайта личным сообщением или по контактным данным, указанным в профиле (анкете) адвоката. Остерегайтесь мошенников, которые могут позвонить Вам с предложением услуг и/или приглашением на якобы «бесплатную» консультацию!

Считать дополнительное соглашение утратившим силу

На Восточном фронте происходили боевые действия между Россией и Румынией (с 1916 года) — с одной стороны (Антанта) , и Центральными державами — с другой. Восточный фронт по своей протяжённости намного превосходил Западный фронт. По этой причине война на Восточном фронте имела менее позиционный характер по сравнению с Западным фронтом.

На Восточном фронте происходили крупнейшие сражения Первой мировой войны.

Третий лагерь в гражданской войне составили широкие слои крестьянства и демократической интеллигенции.

Их интересы выражали партии эсеров, меньшевиков и др. Их политическим идеалом являлась демократическая Россия, путь к которой они видели в выборах в Учредительное собрание. 3) статью 11 1 признать утратившей силу.

3) ранее заключенный договор аренды такого земельного участка не был расторгнут с.

Если в договоре упоминаются законы, которые к настоящему времени утратили силу, что применяется? Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со статьей 422 настоящего. Субкомиссионер обязан в договорах, заключаемых с туристами, предусмотреть аналогичное право замены предоставляемых услуг.

С момента вступления в силу настоящего Договора утрачивают силу ранее подписанный сторонами Договор комиссии, предметом которого.

А) Предварительное соглашение между Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой и Данией от 23 апреля 1923 года и относящийся к нему Обмен нотами от 18 июня 1924 года об изменении указанного Соглашения в связи с установлением дипломатических.

Сбор региональной правовой информации и обеспечение доступа к ней

Из-за недостатка бюджетных средств правовые акты регионального и местного уровня публикуются в печати не в полном объеме. В связи с этим оперативное и полное получение потребителем нужных ему нормативных документов даже своего региона становится весьма трудной задачей.

И эту задачу успешно решают системы КонсультантПлюс по региональному законодательству. Координационный центр КонсультантПлюс в Москве предоставляет технологию и осуществляет контроль качества, а сбором информации, разработкой и распространением региональных выпусков систем непосредственно занимаются уполномоченные региональные информационные центры (РИЦ) Сети КонсультантПлюс на местах. Затем вся информация аккумулируется снова в координационном центре для последующего формирования сводной базы данных регионального законодательства Российской Федерации.

Такой порядок сбора и распространения информации регионального уровня функционирует вполне надежно уже более восьми лет, за это время общий объем информации достиг 450 тысяч документов и ежемесячно увеличивается на 7 тысяч. На сегодняшний день созданы системы КонсультантПлюс:РегиональныйВыпуск по 77 (из 89) субъектам РФ. Система КонсультантПлюс:РегиональноеЗаконодательство появилась в ноябре 1996 г.

и объединила информационные банки всех распространяемых региональных выпусков. За это время количество документов в системе увеличилось в пять с половиной раз. Так, информационный банк системы, для записи которого сначала требовался один CD-ROM, сейчас записывается на четырех, а летом 2001 г.

ожидается добавление пятого диска. Большинство систем КонсультантПлюс:РегиональныйВыпуск обновляется еженедельно, сводная система КонсультантПлюс:РегиональноеЗаконодательство обновляется один раз в два месяца.

Об исполнимости арбитражных соглашений, заключённых в отношении корпоративных споров до 01 февраля 2017 года: возможное влияние дела «Евроцемент» на «исполнимость» арбитражных соглашений

Одним из наиболее громких корпоративных споров, рассмотренных судами в последнее время, является дело № А04-1784/2019 («дело «Финвижн»»).

В данном деле суды, комментируя арбитражную оговорку Соглашения о Колл-опционе от 26 августа 2016 года о передаче споров между сторонами в LCIA, признавали данную оговорку неисполнимой. Причина заключается в том, что арбитражная оговорка была заключена до 01 февраля 2017 года («Пресекательная дата»), в связи с чем она не может считаться исполнимой в соответствии с Федерального закона от 29 декабря 2015 года № 409-ФЗ («Закон № 409»).В соответствии с этой нормой «арбитражные соглашения о передаче в третейский суд споров, предусмотренных Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации . могут быть заключены не ранее 1 февраля 2017 года.

Указанные арбитражные соглашения, заключенные ранее 1 февраля 2017 года, считаются неисполнимыми».Как показывает то же дело «Финвижн», указанное ограничение в подавляющем большинстве случаев трактуется судами буквально. Тем не менее, данная норма оставляет нераскрытым ряд вопросов. В частности — может ли считаться исполнимым арбитражное соглашение, заключённое до Пресекательной даты, в отношении:

  1. подлежащего рассмотрению арбитражным учреждением, имеющим сейчас статус постоянно действующего арбитражного учреждения и полномочного рассматривать корпоративные споры («ПДАУ») («Рассматриваемая ситуация»)?
  2. спора, возникшего после указанной даты; и

Исследования подобного вопроса уже проводились рядом авторов.

В частности, А. Панов и М. Калинин в статье «Российская арбитражная реформа: два года спустя. Анализ вопросов, поставленных в судебной практике» убедительно продемонстрировали, что признание неисполнимой арбитражной оговорки, заключенной до 01 сентября 2016 года, прямо противоречит Закона об арбитраже. Однако из анализа данной работы затруднительно прийти к выводу, каковы перспективы признания арбитражной оговорки исполнимой, если она была заключена после 01 сентября 2016 года.Представляется, что относительную ясность по данному вопросу привносит дело № А39-9213/2017 («дело «Евроцемент»»).

Хотя в данном деле арбитражная оговорка была заключена до 01 сентября 2016 года и была признана неисполнимой, из решений судов по данному делу (рассмотрены подробнее ниже) можно сделать вывод, что:

  1. заключение арбитражной оговорки до Пресекательной даты не может считаться основанием для прекращения её действия, если отсутствуют другие препятствия для передачи корпоративного спора в арбитраж.
  2. норма Закона № 409 об установлении Пресекательной даты носит сугубо временный характер, в связи с чем

Более подробно причины, по которым, возможно, в ближайшем будущем сам по себе факт заключения арбитражной оговорки до Пресекательной даты не будет интерпретироваться судами в качестве самодостаточного основания для квалификации арбитражной оговорки как «неисполнимой», изложены подробно в данной статье.

  • Отсутствие термина «неисполнимость» в российском законодательстве. Критерии «неисполнимости» с точки зрения ВС РФ

В российском законодательстве отсутствует определение понятия «исполнимость»/«не исполнимость» арбитражного соглашения.

При этом судами признаётся, что «не исполнимость», «недействительность» и «утрата силы» арбитражного соглашения — три разных термина.С точки зрения ВС РФ арбитражное соглашение может быть исполнено, если «стороны определили конкретное место рассмотрения спора, то есть выбралидействующий третейский суд или определили процедуру формирования суда, атакже то, что на момент возникновения спора арбитражное соглашение неутратило силу».Исходя из указанной выше правовой позиции, арбитражная оговорка считается неисполнимой, если:

  1. в ней не определено конкретное место рассмотрения спора; и
  2. на момент возникновения спора соглашение утратило силу.

В Рассматриваемой ситуации конкретное место рассмотрения спора определено (один из действующих в России ПДАУ). В связи с этим оставшимся вопросом, который необходимо рассмотреть, является сохранение силы арбитражного соглашения.

  • «Неисполнимость» с т.зр. ГК РФ: сохраняет ли арбитражное соглашение силу, если нет «объективной» и «постоянной» невозможности исполнения?

С учётом того, что арбитражное соглашение представляет собой «соглашение сторон о передаче [споров] в арбитраж…» ( Закона об арбитраже), т.е.

фиксирует договорное обязательство, к вопросам действия такого соглашения применимы положения 1 части ГК РФ ( ГК РФ).Нормой ГК РФ, которая так или иначе определяла бы правовые последствия «неисполнимости» арбитражной оговорки, является ГК РФ.

П. 1 данной статьи предусматривает, что

«обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает»

.Как ранее разъяснял ВС РФ, по смыслу данной нормы ГК РФ невозможность исполнения обязательства наступает в том случае, если действие, являющееся содержанием обязательства, объективно не может быть совершено ни одним лицом.

Соответственно, арбитражное соглашение может быть неисполнимо только тогда, когда есть «объективные обстоятельства, которые препятствуют передаче спора на разрешение третейского суда».Исходя из того, как суды трактуют ГК РФ, такие обстоятельства обязательно должны повлечь «постоянную невозможность» передачи спора в арбитраж, в то время как «временная невозможность» передачи спора не повлечёт утрату силы арбитражного соглашения.Представляется, что если

  1. арбитражное учреждение, куда стороны договорились передавать спор, уже вправе рассматривать корпоративный спор в соответствии с об арбитраже, и
  2. спор может быть рассмотрен в арбитраже по смыслу АПК РФ,

единственной преградой, не позволяющей сторонам подавать иск в арбитраж, остаётся п.

7 ст. 13 Закона № 409, «отсекающий» арбитражные оговорки, заключенные до Пресекательной даты.При этом из Определения ВС РФ от 24.12.2018 по делу «Евроцемент» (рассмотрено ниже) можно сделать вывод, что такая норма имеет сугубо временный характер.В связи с этим возможно, что в дальнейшем заключение арбитражной оговорки до Пресекательной даты само по себе не станет рассматриваться судами в качестве самодостаточного основания для квалификации арбитражной оговорки как неисполнимой.

Более подробно данный вопрос рассмотрен ниже.

  • Дело «Евроцемент»: позволяет ли критерий «наличия условий для арбитрабельности корпоративных споров» считать арбитражную оговорку «временно неисполнимой»?

В деле «Евроцемент», рассмотренном ВС РФ в самом конце 2018 года, суд проанализировал возможность исполнения арбитражного соглашения от 22 ноября 2014 года, предусматривающего передачу спора об оспаривании договора купли-продажи акций в МКАС при ТПП РФ.

Признав данную арбитражную оговорку неисполнимой, Верховный Суд мотивировал своё решение следующими доводами:

  1. «[Норма о Пресекательной дате] является специальной нормой, регулирующей арбитрабельность корпоративных споров…что исключает [её] применение во взаимосвязи с иными положениями [Закона № 409]»;
  2. «Использование термина «исполнимость» в данном случае связано с тем, что до 01.02.2017 условия для арбитрабельности корпоративных споров законодателем предусмотрены не были. Такие споры могли рассматриваться только арбитражным судом, что предусматривалось Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

При этом, признавая в данном деле арбитражную оговорку неисполнимой, ВС РФ не ссылался на положения ГК РФ, т.е. не считал обязательства из арбитражного соглашения прекращёнными

«на основании решения органа государственной власти»

.Таким образом, можно прийти к выводу, что с т.зр.

ВС РФ ключевой критерий исполнимости в контексте рассматриваемой нормы – наличие «условий для арбитрабельности корпоративных споров».Примечательно, что к ровно таким же выводам в деле «Евроцемент» пришёл и суд апелляционной инстанции, указавший, что «фактически реализация положений об арбитрабельности корпоративных споров была отложена законодателем до 01.02.2017».Представляется, что в данном деле суды интерпретировали установление Пресекательной даты в Законе № 409 как временную меру. В таком случае, как уже было рассмотрено в п.

2 выше, такая мера не может повлечь прекращение обязательств по арбитражной оговорке по смыслу ГК РФ.В ином случае, при буквальном прочтении п.

7 ст. 13 Закона № 409, можно наткнуться на порочный круг: с учётом определения понятия «исполнимость», данного ВС РФ, арбитражное соглашение «утрачивает силу, если оно утрачивает силу». При этом в случае сомнения в исполнимости арбитражного соглашения такое соглашение считается исполнимым.В связи с этим, с учётом изложенной выше позиции ВС РФ по делу «Евроцемент», представляется возможным, что арбитражные соглашения, заключённые до Пресекательной даты, могут начать признаваться судами в качестве исполнимых, если нет никаких других препятствий для рассмотрения спора в арбитраже.

См. Решение Арбитражного суда Амурской области от 24.05.2019 по делу № А04-1784/2019 // www.kadarbitr.ru; Шестого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2019 № 06АП-4036/2019 по делу № А04-1784/2019 // www.kadarbitr.ru; См., например, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.03.2019 № Ф01-6835/2018 по делу № А39-8046/2016 // ; Арбитражного суда Центрального округа от 24.05.2017 № Ф10-1689/2017 по делу № А68-11427/2016 // ; Т.е. с даты вступления в силу правок в Федерального закона от 29.12.2015 № 382

«Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»

(« об арбитраже»), позволяющих сторонам рассматривать корпоративные споры в арбитраже; Панов А.А., Калинин М.С.

Российская арбитражная реформа: два года спустя. Анализ вопросов, поставленных в судебной практике // Вестник экономического правосудия Российской Федерации.

2018. № 9. С. 66 — 90.; См. Президиума ВАС РФ от 16.07.2013 № 2572/13 по делу № А27-7409/2011 // ; Конституционного Суда РФ от 04.10.2012 № 1831-О, Вестник Конституционного Суда РФ, № 2, 2013; См.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 12.07.2017 по делу № 307-ЭС17-640; Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, № 5, май 2018; № 6, июнь 2018; См., например, Определение арбитражного суда г. Москвы от 12.03.2019 по делу А40-18408-2019 // www.kadarbitr.ru; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02 мая 2017 г.

по делу № А40-9420/17 // www.kadarbitr.ru; Постановление АС Московского округа от 30.11.2016 г. по делу А40-133649/2016) // www.kadarbitr.ru; См., например, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.11.2017 № Ф04-3703/2017 по делу № А03-21154/2016 // www.kadarbitr.ru; ВС РФ также отдельно обратил внимание на то, что в силу специального характера данной нормы ссылки на п.п. 13, 22 ст. 13 Закона № 409 не могут рассматриваться в качестве аргументации в пользу исполнимости арбитражного соглашения; Определение Верховного Суда РФ от 24.12.2018 № 301-ЭС18-20824 по делу № А39-9213/2017 // .

Примечательно, что данное обстоятельство признал и АС Амурской области в деле «Финвижн» (см. Решение Арбитражного суда Амурской области от 24.05.2019 по делу № А04-1784/2019 // www.kadarbitr.ru); См. Первого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2018 № 01АП-3075/2018 по делу № А39-9213/2017 // www.kadarbitr.ru; Закона об арбитраже, Закона РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», см.

также п. 5 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей (утв.

Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИпо юридико-техническому оформлению законопроектов

Настоящие Методические рекомендации составлены исходя из отечественного опыта законопроектной деятельности последних десятилетий с учетом практики работы в данной области зарубежных стран. Методические рекомендации рассчитаны на практическое применение субъектами права законодательной инициативы при проведении законопроектной работы, работы по внесению изменений в законодательные акты, по подготовке перечней законодательных актов, подлежащих признанию утратившими силу.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+