Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Переводчик в судебном процессе

Переводчик в судебном процессе

Переводчик в судебном процессе

Требования к судебно-переводческой организации


Возвращаясь к предложенным понятиям судебно-переводческой организации (СПО) и органов управления правоохранительной системой (ОУПС), приходится констатировать, что если статус и правосубъектность вторых в известной мере определены (например, Положением об Управлении Судебного департамента при Верховном Суде РФ и аналогичными положениями об УСД в субъектах Федерации), то в отношении СПО сохраняется юридическая неопределенность. Остается открытым главный вопрос: можно ли считать таковой любую переводческую организацию, ООО или ИП, которая фактически участвует в уголовном процессе, например, если она выиграла тендер в соответствии с Законом № 94-ФЗ.

Необходимые критерии отбора переводческих организаций для уголовного судопроизводства вытекают из известных особенностей процесса.

При этом правосубъектность СПО можно в первом приближении установить как производную от одной из частей правосубъектности переводчика — его потенциальной делинквентности.

Законодатель требует назначения переводчика тем лицом, в производстве которого находится уголовное дело, и в данном случае запрещает конкурсное производство в смысле Закона № 94-ФЗ о госзакупках Думается, что здесь, прежде всего, нужно вести речь о тайне следствия и судопроизводства (ч.

1, 3 ст. 161 УПК РФ). Тайна следствия должна защищать законные права и интересы граждан, причастных к уголовному производству, т. к. по Конституции РФ никто не может быть назван виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда.

Часто судебному переводчику доступны и иные виды конфиденциальной информации, установленные Указом Президента РФ от 06.03.1997 № 188

«Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера»

: персональные данные граждан, служебная тайна, профессиональная тайна, коммерческая тайна, тайна профессиональной деятельности и т. д. Легко представить себе последствия разглашения конфиденциальных данных недобросовестным судебным переводчиком.

Например, исполнитель перевода поручения о международной правовой помощи может предупредить о намерениях следствия лицо, подлежащее допросу или задержанию за границей Российской Федерации. Даже в случае установления факта неправильного перевода доказать его преднамеренность бывает крайне трудно Следователь, дознаватель или судья предупреждают в установленном законом порядке переводчика о недопустимости разглашения им следственных данных в смысле ч. 1, 3 ст. 161 УПК РФ и об уголовной ответственности за их разглашение на основании ст.

310 УК РФ. Переводчика также предупреждают надлежащим образом об уголовной ответственности за заведомо ложный перевод. Оба эти процессуальные действия имеют смысл только в отношении переводчиков, личность и место жительства которых установлены, и таких, которые имеют трудовые отношения с надежной подрядной переводческой организацией, несущей за них ответственность. Даже в случае установления факта неправильного перевода доказать его преднамеренность крайне трудно.

Намного целесообразнее иметь дело с квалифицированным добросовестным специалистом, переводящим правильно.

В эпоху глобализации сами фирмы многие письменные переводы заказывают у независимых переводчиков, проживающих в других городах России или за границей.

В связи с большим количеством языков, востребованных в судебной и следственной практике, избежать или запретить это уже невозможно.

Удаленным переводчикам, в особенности не гражданам России, трудно разъяснить обязанности, предусмотренные ст. 59, 161 и 169 УПК РФ. Невозможно и предупредить их об уголовной ответственности по ст.

307 УК РФ за заведомо неправильный перевод при производстве следственных или иных процессуальных действий. В таком случае всю ответственность за возможные последствия нарушений уголовно-процессуального закона следует возлагать непосредственно на переводческую фирму.

Следователю приходится полагаться, главным образом, на авторитет и ответственность фирмы, направившей к нему переводчика для участия в следственных действиях, при соблюдении им требования ч.

2 ст. 169 УПК РФ:

«Перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, следователь удостоверяется в его компетент­ности…»

. Самому следователю не под силу такая задача, особенно ввиду большого разнооб­разия языков России и СНГ, с которыми часто приходится иметь дело. Например, дипломированных переводчиков с цыганского, ингушского, чеченского и т.

п. языков не готовит ни один ВУЗ и они не могут подтвердить свою квалификацию путем предъявления диплома об образовании. Поэтому бремя аттестации судебного переводчика надо возлагать на подрядную переводческую фирму. Недопустимая по закону личная заинтересованность переводчика на практике вполне может иметь место, особенно в случае недостаточной оплаты его труда или привлечения к участию в уголовном процессе в качестве переводчиков случайных непроверенных людей.

В этом случае недобросовестный переводчик, переговоры которого с подсудимым (подозреваемым, обвиняемым, свидетелями и т.

п.) больше никто не понимает, может нанести поистине непоправимый вред правосудию путем оказания влияния на подсудимого, передачи ему неразрешенной информации и т. д. Здесь также очень важна ответственность переводческой фирмы за предоставленного переводчика.

Библиографическое описание:

Дашкыл-оол С.

Б. Проблемы участия переводчика в гражданском процессе // Новый юридический вестник. — 2018. — №5. — С. 17-18. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/106/3633/ (дата обращения: 17.03.2020).  Согласно статистике с каждым годом число лиц, получивших гражданство Российской Федерации, стремительно растет.

 Согласно статистике с каждым годом число лиц, получивших гражданство Российской Федерации, стремительно растет. Так, в 2012 году это 95 737, а уже в 2017 году 257 822 человек [1] — разница существенная.

В основном это приезжие с Украины, Казахстана, Армении, Узбекистана. Могут ли данные граждане стать участниками гражданского процесса в качестве истца, ответчика, свидетеля? Да, конечно. Лица, не в достаточной мере владеющие русским языком сталкиваются с некоторыми проблемами.

Так как Россия является многонациональной страной проблема языкового барьера достаточно распространенная. Согласно ст. 9 ГПК Гражданское судопроизводство ведется на русском языке — государственном языке Российской Федерации или на государственном языке республики, которая входит в состав Российской Федерации и на территории которой находится соответствующий суд. В военных судах гражданское судопроизводство ведется на русском языке.

Лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, разъясняется и обеспечивается право давать объяснения, заключения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика. В статье 26 Конституции закреплено право на пользование родным языком.

Законодатель рассматривает переводчика как конституционную гарантию прав и как «инструмент», содействующий осуществлению правосудия.

При этом в ГПК нет точного определения правового статуса переводчика, несмотря на это, есть целый ряд норм, которые подразумевают переводчика как самостоятельный субъект судебного разбирательства по гражданским делам, наделенный элементами правоспособности, дееспособности и деликтоспособности.

И как следствие — отсутствие правосубъектности.

В сравнении с уголовным и арбитражным процессами, роль переводчика в гражданском процессе несколько ущемлена.

Мне представляется это недочетом. Законодатель дает следующую дефиницию переводчика: это физическое лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для осуществления в рамках гражданского процесса перевода, в отношении которого судом вынесено определение о назначении его переводчиком. Разумеется, имеется в виду знание не одного, а как минимум, двух языков.

При этом знание языка подразумевает за собой точный перевод и юридической терминологии. Убедиться в профессиональности переводчика с «официального языка» (Казахстанский, Армянский, Украинский, Китайский и Французский) можно проверив наличие у него документа, подтверждающего его знания.

А вот убедиться в знании редкого языка достаточно трудно, так как нет такой специальности. Возвращаясь к вопросу о многонациональности нашей страны, представляю список самых редких языков: различные диалекты цыганского языка, языки малочисленных народов Дагестана, районов Крайнего Севера, Камчатского края.

Документы так же должны быть переведены на государственный язык.

Для этих целей лучше всего подойдут крупные бюро переводов, которые специализируются в том числе на юридических переводах и легализации, например www.primavista.ru — имеет филиалы во всех крупных городах страны, работают быстро, переводят на все языки и предоставляют перевод документов «под ключ», их можно сразу передавать в суд + здесь же можно вызвать синхрониста — переводчика в суде. Предполагается, что переводчиком может быть носитель другого языка или человек, выучивший его.

Но может ли принадлежность человека к той или иной нации напрямую указывать на знание родного языка? Нет. Так же суд должен предупредить переводчика об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод и приобщает его подписку об этом к протоколу судебного заседания [2].

Так же я обратила внимание на то, что в законе не указано лицо, которое должно найти переводчика.

Единственная оговорка

«лица, участвующие в деле, вправе предложить суду кандидатуру переводчика»

[3]. Подготовка судебного заседания зависит от помощника судьи или секретаря, от того, насколько шустро будет найден переводчик.

Он в суде нужен даже в том случае, когда участник процесса вполне сносно говорит и понимает по-русски. Для чего? Чтобы позже он не мог сослаться на отсутствие переводчика в судебном заседании как на нарушение процессуальных норм. Как же быть, если вопрос участия переводчика в гражданском процессе вызывает проблемы?

Например, участник процесса является носителем редкого языка и соответственно, требуется помощь переводчика. Во-первых, суду нужно убедиться в том, что это не злоупотребление, так как такие случаи в судебной практике были.

При получении гражданства лицо обязано сдать экзамен по русскому языку. Этих знаний конечно же мало. Что касается нерусских национальностей, проживающих на территории Российской Федерации в отношении данных лиц, предполагается, что они знают государственный язык, так как живут на территории России и это входит в школьную программу.

Поэтому на ходатайство о предоставлении переводчика суд выносит постановление об отказе в предоставлении переводчика, аргументируя тем, что лицо долгое время живет на территории РФ, изучало язык в школе, сдал экзамен и т. д. Во-вторых, у переводчика не должно быть юридической заинтересованности.

Во-третьих, норма статьи 155.1 ГПК разрешает привлечение переводчика через видеоконференцию.

Наверняка можно найти лицо, владеющее нужными знаниями.

Литература:

  • См. ст. 162 ГПК
  • https://мвд.рф/Deljatelnost/statistics/migracionnaya
  • См. ст. 307 УК РФ

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, русский язык, суд, переводчик, судебное заседание, родной язык, гражданское судопроизводство, гражданский процесс, государственный язык, редкий язык.

Узнайте стоимость перевода

Вы можете прямо сейчас подать заявку на перевод: мы рассчитаем стоимость работ и вышлем Вам расчёт.

Судебный перевод – это письменный и устный перевод судебных документов и речи участников следственных и судебных процессов, которые не владеют языком производства по делу.

Спецификой судебного перевода является терминология и особые правила составления текстов.

Для корректной помощи клиенту судебный переводчик должен быть незаинтересованным лицом и владеть иностранным языком в совершенстве, знать многие тонкости юриспруденции в целом и делопроизводства в судах.

Именно таким ценным ресурсом обладает МЦП, и поэтому остается одним из лучших переводческих бюро столицы.

Разрешение ходатайства о переводчике

Ходатайство о переводчике рассматривается судьей единолично или судом в судебном заседании. Это будет зависеть на какой стадии оно заявлено, необходимо ли устанавливать дополнительные обстоятельства и определять переводчика.

Если заявление о переводчике написано полно и понятно, судья может его разрешить без дополнительных вопросов к лицу не владеющему русским языком.Если незнание русского языка лицом, участвующим в деле, будет выяснено только в судебном заседании, суд на основании требований статьи 169 ГПК РФ отложит судебное заседание на другое время, обеспечив возможность подготовки к рассмотрению дела не владеющему русским языком участнику процесса.При разрешении ходатайства суд будет устанавливать каким языком владеет лицо участвующее в деле, почему не владеет русским языком, какой переводчик ему будет нужен. Кандидатура переводчика выбирается судом, однако участники вправе предложить свои собственные кандидатуры. По вопросу выбора переводчика суд выносит мотивированное определение.

Согласно статье 161 ГПК РФ переводчик предупреждается об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод, в случае неявки переводчика по вызову в суд он может быть подвергнут судебному штрафу.Участие переводчика в гражданском процессе является платным, расходы на оплату услуг переводчика, понесенные иностранными гражданами, согласно статьи 94 ГПК РФ относятся к судебным издержкам. Порядок выплаты вознаграждения и состав расходов на переводчика определен статьей 95 ГПК РФ.

1. Каким образом в суде подтверждаются полномочия переводчика?

1.1.

СУд допускает переводчика в процесс по наличии у него документов о знании языка Удачи ВАМ! Всегда рады помочь Вам помог ответ? Да Нет 1.2. Переводчику разъясняют его права и обязанности, он предупреждается об ответственности за заведомо неверный перевод. Каких-либо документов об образовании переводчика никто не требует Всего доброго.

Каких-либо документов об образовании переводчика никто не требует Всего доброго. При необходимости можете задавать уточняющие вопросы. Вам помог ответ? Да Нет 1.3. Переводчик в уголовном процессе или в гражданском?

Есть фирмы которые предоставляют переводчиков и они работают в судах на основании допуска.

Также допущен в качестве переводчика может родственник лица, участвующий в процессе Вам помог ответ?

Да Нет 1.4. В соответствии со ст.

59 УПК РФ Переводчик — лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода. О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд — определение.

Перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, следователь, судья удостоверяется в его компетентности и разъясняет переводчику его права и ответственность. Вам помог ответ? Да Нет

У вас остались вопросы?

Обратившись в бюро переводов «Прима Виста», вы получите наиболее качественный, точный и полный перевод важных документов. Сотрудники нашей компании индивидуально подходят к выполнению каждого заказа, учитывая пожелания клиентов, что позволяет нам добиваться наилучших результатов и неизменно радовать вас своей работой.

Звоните по телефону 8-800-444-50-44 (бесплатный звонок по России) или напишите на электронный ящик .

2. Особенности судебного перевода

УПК РФ от 18.12.2001 N 174-ФЗ упоминает о переводчике как об одном из иных участников уголовного процесса и четко регламентирует индивидуальный порядок его привлечения: о назначении лица переводчиком судья выносит постановление, а суд – определение (ч.2 ст.59 УПК РФ).Одновременностатьи 69,70,71 УПК РФ предусматривают возможность отвода переводчиков прокурором или судом. Услуги судебного переводчика оказываются гражданам за счет федерального бюджета в целях охраны их прав и свобод, а не для удовлетворения государственных и муниципальных нужд.

Все положения УПК РФ имеют конституционный приоритет перед другими законами в рамках уголовного судопроизводства и являются обязательными для судов, органов прокуратуры, предварительного следствия, дознания и иных участников уголовного судопроизводства. Это фактически исключает возможность применения к отношениям, связанным с привлечением переводчиков в качестве участников уголовного судопроизводства, положений Закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» от 21 июля 2005г. №94-ФЗ, т.е. проведение конкурсов, тендеров и т.п.

Такое разъяснение дано Письмом от 18 сентября 2007г. № 14026-ФП/Д04 Минэкономразвития РФ. Иными словами, законодатель в данном случае запрещает конкурсное производство в смысле Закона №94-ФЗ во избежание конфликта – коллизии УПК РФ и некодифицированного Закона №94-ФЗ российского законодательства.

Российский процессуальный закон имеет в виду только переводчиков – физических лиц.

Однако работа с ними непосредственно может стать крайне затруднительной для судов. Совокупность востребованных в уголовной практике языков отличается пестротой и структурной неустойчивостью.

Последнее обстоятельство исключает возможность прогнозирования и планирования потребности в судебных переводчиках и их централизованной подготовки.

Часто встречаются экзотические языки народов России, стран СНГ и дальнего зарубежья. Например, на Юге России трудно найти и привлечь к сотрудничеству с судами , сванского, мегрельского, чувашского, чеченского, ингушского, езидского, литовского, эстонского, чешского, сербского, гагаузского, молдавского, тайского, финского, даргинского, черкесского и т.п. языков. Не только дефицитны лица, владеющие этими языками, но к тому же многие из этнических сообществ предпочитают жить «по понятиям» и ни в коей мере не помогать правосудию.

Практически невозможно также обеспечить постоянство посещения независимыми переводчиками судебных заседаний. ВУЗы РФ готовят специалистов со знанием основных европейских языков – английского, французского, немецкого, испанского. Прочие иностранные языки экзотичны.

Языки России иностранными не являются. А языки стран СНГ стали для россиян иностранными в историческом масштабе совсем недавно.

По этой причине дипломированных переводчиков приведенных выше языков России и СНГ, используемых в судебной практике уголовного процесса (а также курдского, езидского, кабардинского, ассирийского, талышского, молдавского, памирского и т.п.), в паре с русским в принципе не существует. Достаточно сказать, что в Республике Дагестан существуют около 100 языков, причем все, по конституции Дагестана, являются государственными, но далеко не все имеют даже собственную письменность.

Достаточно сказать, что в Республике Дагестан существуют около 100 языков, причем все, по конституции Дагестана, являются государственными, но далеко не все имеют даже собственную письменность. Это компенсируется привлечением к работам по переводу в уголовном судопроизводстве двуязычных лиц — этнических носителей таких языков, достаточно владеющих как собственным, так и русским языком, что соответствует определению переводчика ч.1 ст.59 УПК РФ. Для облегчения привлечения переводчиков, можно обратиться к услугам коммерческих судебно-переводческих организаций, что давно делается за рубежом и в России.

Мировой опыт демонстрирует, что трудности судебного перевода поистине являются глобальной проблемой. При этом за границей положение значительно хуже, чем в России, где миграция далеко не достигла критического уровня. Структура языков, востребованных в уголовном процессе, отличается пестротой и структурной неустойчивостью.

К примеру, в Бюро переводов при районном суде Южного района Нью-Йорка за период с 1 июня 2001г.

по 20 апреля 2011г. было зарегистрировано 61566 обращений за 65 языками и диалектами.

Среди них число обращений за языками: испанским – 49052; китайским – 5537; русским – 1383; арабским – 1191; корейским – 595. , урду, пенджаби, иврит, пушту, албанский, сомалийский, бенгальский, португальский, турецкий, немецкий требовались от 450 до 100 раз. Языки итальянский, греческий, японский, вьетнамский, индонезийский, персидский, украинский, литовский, тайский и ряд других использовались от 100 до 1 раза.

В среднем Бюро оказываются услуги устного и письменного судебного перевода 470 раз в месяц на 18 языках.

На потребности в языках перевода отражаются судебная практика, межэтническая напряженность, различные события и пр. Поэтому спрос является волнообразным. Несмотря на старания переводческих агентств, проблемы этого вида перевода везде остаются: судьи с трудом находят переводчиков нужных языков, профессиональных переводчиков недостаточно или нет совсем, а имеющиеся в наличии заламывают непомерные цены.
Несмотря на старания переводческих агентств, проблемы этого вида перевода везде остаются: судьи с трудом находят переводчиков нужных языков, профессиональных переводчиков недостаточно или нет совсем, а имеющиеся в наличии заламывают непомерные цены. Власти развитых стран – США, Великобритании, Германии, Франции, Канады, Португалии, Австрии, Австралии и Испании ищут способы экономии государственных расходов, в частности, на судебном переводе.

В этих странах традиционно существует институт присяжных переводчиков, их профессиональные объединения, реестры и государственные аттестационные органы. Однако исследование иностранных информационных ресурсов ясно указывает на то, что, что институт присяжных переводчиков превратился в пережиток прошлого.

Государственная правоохранительная система явно перестает без посторонней помощи справляться с растущей судебно-криминальной лингвосферой с одной стороны, и с неуправляемым множеством присяжных, аккредитованных или неаккредитованных дипломированных и не дипломированных независимых переводчиков – с другой стороны. Еще менее управляемы массы «переводчиков» — носителей языков – представителей различных этносов.

Иностранные правительства во все возрастающих масштабах замещают независимых, в т.ч.

«присяжных» и им подобных переводчиков теми, которых предоставляют им судебно-переводческие организации или агентства.

В Великобритании, Австрии и Испании заключаются в национальном масштабе долгосрочные (на 2 года) договоры с крупными коммерческими переводческими организациями на обслуживание всех судов регионов. При этом достигается многомиллионная экономия средств государственных бюджетов и административных ресурсов бюджетных учреждений.

Весьма любопытно и поучительно, что процессу концентрации судебно-переводческих услуг за рубежом активно противятся так называемые «присяжные» и им подобные независимые переводчики, которые, в погоне за сохранением высокого уровня личных доходов, и вполне в духе луддитов времен английской промышленной революции, саботируют судебные заседания, отказываясь работать по заказам судебно-переводческих организаций. В этой связи остается порадоваться, что сторонники слепого копирования западных достижений не успели внедрить в России институт «сертифицированных», «присяжных» или «аккредитованных» переводчиков и мы не наступаем на те же грабли, которые давно поразили наших иностранных коллег. В Российской Федерации масштабы деятельности судебно-переводческих организаций возрастают.

Например, в Ростовской области они обеспечивают до 90% устных и письменных переводов, востребованных судами.

Впервые придётся переводить в суде, на что обратить внимание?

Образец договора установленной формы Цитата:ДОГОВОРвозмездного оказания услуг по переводуСледственное управление Следственного комитета Российской Федерации … действующего на основании Указа президента от 07.05.2013 № 444 и Положения о следственном управлении с одной стороны, и переводчик…, именуемый в дальнейшем «Исполнитель», с другой стороны, далее совместно именуемые «Стороны», заключили настоящий договор о нижеследующем:1. Предмет договора1.1. Заказчик поручает, а Исполнитель принимает на себя обязательства по оказанию следующих услуг для Заказчика: письменного перевода материалов и устного перевода при проведении следственных действий по уголовному делу … c русского языка на китайский язык и с китайского языка на русский.1.2.

Результатом оказания услуги по письменному переводу документов является написанный на бумажном носителе текст переведенного документа.Требования к оформлению текста переведенного документа:— Переведенный текст пишется на стандартных листах бумаги формата А4.— каждая написанная страница документа имеет следующие размеры полей: левое – 2,75 см.; правое – 2,25 см.; верхнее – 2,5 см.; нижнее 2 см.В случае необходимости при переводе текста воспроизвести оформление оригинала текста (например, указать место бланка, печати, штампа, подписи, воспроизвести таблицу) данные требования, кроме требования о полистном подписании, могут не применяться по соглашению Сторон Договора.1.3. Результатом оказания услуги по устному переводу при производстве следственных действий является устный перевод вопросов и ответов следователя и подследственного (или иного лица) в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в количестве часов, необходимом для производства соответствующего следственного действия.1.4.

Настоящий договор вступает в действие с момента подписания и действует до полного исполнения сторонами своих обязательств, т.е.

до …1.5. Приемка Заказчиком услуг, оказанных по настоящему Договору, осуществляется по акту об оказанных услугах, подписываемому Сторонами, в котором указывается объем (в знаках с пробелами или часах согласно положениям п.

2.1. или 2.2. настоящего договора) и стоимость оказанных услуг.2. Стоимость услуг и порядок расчетов2.1. За оказанную услугу по письменному переводу Заказчик выплачивает Исполнителю вознаграждение из расчета 400 рублей за 1800 знаков с пробелами (формат печати страниц текста установлен в п.

1.2. Договора), включающее, в том числе, издержки Исполнителя.2.2. За оказанную услугу по устному переводу Заказчик выплачивает Исполнителю вознаграждение из расчета 1500 рублей за 1 час устного перевода, включающее, в том числе, издержки Исполнителя.Если количество времени перевода составляет менее 30 минут, то расчетное время округляется до 30 минут, если количество времени перевода составляет более 30 минут, то расчетное время округляется до одного часа.Сумма вознаграждения за оказанные услуги составляет 000 руб.

00 коп. 2.3. Оплата оказанных услуг проводится в течении 5 календарных дней после подписания Сторонами акта об оказанных услугах перечисляется на расчетный счет исполнителя, либо выдается наличными денежными средствами в кассе Заказчика.

Указанная сумма вознаграждения является объектом налогообложения на доходы физических лиц. Заказчик производит оплату страховых взносов на размер вознаграждения на основании законодательства РФ.3.

Права и обязанности сторон3.1. Исполнитель обязан:3.1.1. Лично оказать услуги, являющееся предметом настоящего договора;3.1.2.

Оказать услугу качественно в полном объеме и в срок, указанный в п.

1.4 Договора;3.1.3. Обеспечить сохранность первичных документов и документов с переведенных текстом до момента передачи их Заказчику;3.1.4. В соответствии со ст. 59 и 169 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ст.

310 Уголовного кодекса Российской Федерации не разглашать сведения, ставшие известными Исполнителю в связи с исполнением обязанностей по настоящему Договору.3.1.5.

Не позднее установленного срока оказания услуги представить Заказчику акт об оказанных услугах в трех экземплярах, материалы, полученные от Заказчика и документы с переведенным текстом;3.1.6.

При невозможности оказания услуги, предусмотренной настоящим Договором, как по содержанию, так и по срокам, немедленно уведомить Заказчика и принять меры к согласованию с Заказчиком вопроса об изменении условий или расторжении настоящего Договора;3.1.7.

В согласованные с Заказчиком сроки и за свой счет вносить в результат оказания услуги по письменному переводу необходимые изменения и дополнения, не выходящие за рамки предмета настоящего Договора, в соответствии с требованиями Заказчика.3.2. Заказчик обязан:3.2.1. Передать Исполнителю необходимые для выполнения настоящего Договора материалы в срок до 5 дней после подписания настоящего Договора;3.2.2.

Подписать акт об оказанных услугах в течении 5 дней после поступления его от Исполнителя либо направить Исполнителю требования исправить или дополнить результат оказания услуги по письменному переводу, не выходящие за рамки предмета настоящего Договора;3.2.3. Своевременно оплатить оказанные услуги Исполнителя в соответствии в соответствии с условиями настоящего Договора.4. Ответственность Сторон4.1. За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по настоящему Договору Стороны несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.4.2.

Стороны освобождаются от ответственности за невыполнение своих обязательств по настоящему Договору, если причиной этому явились события непреодолимой силы и факторы, не поддающиеся их контролю и находящиеся вне власти сторон, как-то: стихийные бедствия, вооруженные конфликты и др., препятствующие выполнению сторонами взятых на себя обязательств.5. Прочие условия5.1. Каждая из сторон вправе отказаться от исполнения Договора, уведомив другую Сторону не менее чем за две недели, либо Договор может быть расторгнут по соглашению Сторон.

При отказе Заказчика от исполнения Договора, Заказчик принимает по акту об оказанных услугах результат по степени его готовности на момент получения Исполнителем сообщения об отказе от исполения договора или на момент подписания соглашения о расторжении договора, и оплачивает оказанные услуги в размере, зафиксированном в указанном акте.

При отказе Исполнителя от выполнения настоящего Договора оплата ему не производится. При этом Исполнитель возмещает убытки Заказчику в полном размере.5.2. Настоящий договор составлен в двух экземплярах, имеющих одинаковую юридическую силу, по одному для каждой из Сторон.6.

АДРЕСА МЕСТА НАХОЖДЕНИЯ, РЕКВИЗИТЫ И ПОДПИСИ СТОРОН Журнал “Судья” №6/2012, стр. 50-54. Алексей Вениаминович Винников, директор экспертно-переводческой организации ООО «Открытый мир», г.

Ростов-на-Дону, кандидат технических наук В соответствии с положениями Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ) — часть 2 ст. 169 — перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, следователь должен удостовериться в его компетентности.

Но как быть, если следователь не владеет никакими языками, кроме русского?

И как затем судье проверить постановление подобно-го предварительного следствия или самому принять решение по данному уголовному делу в случаях, предусмотренных ст. 165 УПК РФ? В некоторых следственных органах от судебно-переводческих организаций требуют предоставлять копии дипломов переводчика и действующие трудовые договоры с ними. Но такое требование не всегда выполнимо.

Если организация, в которой работает переводчик, не имеет письменных согласий сотрудников о передаче третьим лицам этих сведений, то самовольная их передача будет являться на-рушением законодательства о труде и нарушением порядка сбора, хранения, использования и распространения персональных данных (Кодекс об административных правонарушениях, ст. 13.11). Если сотрудники одной переводческой организации дают согласие на передачу их персональных данных потенциальному заказчику, а сотрудники другой — нет, то последняя оказывается в дискриминированном положении на рынке услуг, что запрещено Федеральным за-коном от 27 июля 2006 г. № 1Э5-ФЗ «О защите конкуренции (п.

8 ст. 4). Навязывание контрагенту таких условий и заключение договора с внесенными в него положениями, в которых контрагент не заинтересован, также противоречит Федеральному закону № 135-ФЭ (подп. 5 п. 1 ст. 11). Единственное требование, предъявляемое пунктом 1 ст. 59 Уголовно- процессуального кодекса РФ к переводчику, — это свободное владение языком, необходимое для перевода.

Таким образом, предъявление следствием, как органом государственной власти, дополнительных, не предусмотренных УПК РФ требований, означает ограничение переводческой деятельности (подп. 1 п. 1 ст. 15 гл. 3 Федерального закона № 135-Ф3).

Помимо прочего, нигде четко не определено, какой диплом удостоверяет компетенцию переводчика — лингвиста-переводчика или, к примеру, учителя иностранного языка.

Понятие и роль переводчика в арбитражном процессе.

Требования к переводчику как участнику арбитражного процесса

Под переводчиком в арбитражном процессе понимается частное физическое лицо, которое не выступает в роли ответчика или истца, а является самостоятельной единицей. Роль переводчика в арбитражном судопроизводстве достаточно высока в тех случаях, когда в качестве одной из сторон спора или обеих сразу выступают иностранные лица, а также лица, общающиеся путем языка жестов.

В этом случае переводчик – это лицо, которое наиболее полно и точно доносит до суда и участников процесса необходимую информацию по делу.

Допускается и приветствуется участие переводчика в процессах, где в качестве свидетелей выступают вышеописанные лица. Их показания важны для правомерного разрешения спора, а переводчик позволяет донести эту информацию в полной мере, без искажения фактов. В арбитражно-процессуальном праве предусмотрена уголовная ответственность за недостоверный перевод, о чем переводчик уведомляется заранее – до начала процесса.

К переводчику, предъявляется ряд требований. К ним относятся:

  1. отсутствие заинтересованности по делу.
  2. совершеннолетний возраст;
  3. дееспособность без каких-либо ограничений;
  4. знание и свободное владение языком, который требуется в процессе рассмотрения дела;

Примечательно, что в законодательстве нет указаний на то, что переводчик должен как-то документально подтверждать свое владение языком, в том числе и языком жестов. Суд на свое усмотрение может решить, подходит ли человек для статуса переводчика в конкретном процессе.

В качестве переводчика не могут участвовать свидетели или стороны процесса. Свидетели могут иметь интерес в исходе дела, а стороны процесса участвуют напрямую для реализации своих прав и интересов, поэтому переводить заседание не могут ни при каких условиях.

Согласно нормам арбитражно-процессуального права переводчик – незаинтересованное и постороннее лицо в процессе арбитражного судопроизводства.

Сколько стоит посредник

При работе по назначению ставки, как правило, фиксированны – оплата труда переводчика в России составляет 700 рублей в час.

О верхней границе цены на услуги переводчика, нанятого одной из сторон, говорить сложно – всё зависит от сложности работы и квалификации специалиста. Разброс – от нескольких сот рублей до нескольких сот долларов за час перевода, приводит цифры Василий Егоров.

Если дело запутанное, то на переводе лучше не экономить – даже если его ведет юрист, владеющий языком.

«Существует категория юристов, которые только думают, что владеют иностранным языком на высоком профессиональном уровне, а на самом деле раз за разом совершают простейшие ошибки. Такая уверенность существенно осложняет работу переводчика, приводя к длительным согласованиям в терминологии и трате большого количества времени», – предупреждает Василий Егоров. На дорогого специалиста деньги есть не у всех.

Радует одно: государство об оплате труда переводчиков помнит.

«Что касается финансирования, то недавний скандал с хищением денежных средств в размере 315 млн рублей, предназначенных на выплаты переводчикам, свидетельствует о том, что государство своевременно выполняет свои обязательства по оплате их услуг»

, – иронизирует Вадим Байбуз, вспоминая нашумевшее о хищении сотен миллионов рублей, выделенных в 2014 году на оплату судебных переводчиков.

Последствия непредоставления переводчика в судебное заседание

/ /

Согласно ч.

3 ст. 18 УПК РФ следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, не владеющему или недостаточно владеющему языком судопроизводства, должны быть переведены на его родной язык.

Непредставление переводчика в судебном заседании, когда для этого есть законные основания, при рассмотрении ходатайства о продлении обвиняемому меры пресечения является нарушением права на защиту. Определение Судебной коллегии по уголовным делам верховного Суда РФ от 10 декабря 2009 г. № 66-О09-219 (Извлечение) Органами предварительного расследования П.

обвинялся в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также в незаконном приобретении, хранении, ношении, перевозке огнестрельного оружия. По постановлению Иркутского областного суда от 22 октября 2009 г.

в отношении П. продлён срок содержания под стражей. В кассационной жалобе адвокат Ш. в защиту прав и интересов обвиняемого П.

просит отменить постановление, ссылаясь на нарушение прав подзащитного, предусмотренных ст. 26 Конституции Российской федерации и ст.

47 УПК РФ. На вопросы суда П.

отвечал на , переводчика не было, его права и обязанности разъяснялись ему на русском языке.

Между тем на предварительном следствии 21 февраля 2008 г.

ходатайство обвиняемого о предоставлении ему переводчика было удовлетворено, после чего при проведении следственных действий об был обеспечен переводчиком. 10 декабря 2008 г. и 6 августа 2009 г. кассационными определениями подтверждено право обвиняемого пользоваться помощью переводчика.

В 2009 году трижды продлевались сроки следствия в связи с необходимостью обеспечения участия переводчика в уголовном деле, по этой же причине срок следствия продлён до 28 января 2010 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 10 декабря 2009 г. постановление отменила по следующим основаниям.

Статья 26 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому гражданину реализацию права определять и указывать свою национальную принадлежность, пользоваться родным языком, свободно выбирать язык общения.

Согласно ч. 3 ст. 18 УПК РФ следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, не владеющему или достаточно владеющему языком судопроизводства, должны быть переведены на его родной язык.

Согласно пп. 6 и 7 ч. 4 ст. 46 УПК РФ подозреваемый и обвиняемый вправе давать показания и объяснения на родном языке, которым он владеет, пользоваться помощью переводчика бесплатно.

В соответствии со ст. 392 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех, в том числе для органов государственной власти, к числу которых относится и суд. Как следует из материалов дел, П. в судебном заседании заявил ходатайство о предоставлении ему переводчика.

Защитник Ш. поддержал ходатайство подзащитного, ссылаясь на то, что Верховный Суд РФ дважды подтверждал правильность возращения уголовного дела прокурору по основаниям, связанным с необходимостью участия переводчика в производстве по уголовному делу.

Рассмотрев ходатайство обвиняемого, суд постановил отказать в его удовлетворении. Решение по ходатайству мотивировано тем, что П.

в достаточной мере владеет русским языком, так как в материалах уголовного дела имеются данные, что он окончил российскую среднюю школу и техникум, обучение в которых проводилось на русском языке, является гражданином РФ, проживает в г. Иркутске с 1995 года, неоднократно участвовал в следственных действиях и судебном разбирательстве, производство в которых осуществлялось на русском языке, и в услугах переводчика не нуждался. Между тем приведенные судом данные противоречат материалам уголовного дела, приобщённым к ходатайству о продлении срока содержания под стражей, в частности решениям суда первой и кассационной инстанции, вступившим в законную силу и обязательным для исполнения всеми.

Как правильно пояснял в судебном заседании защитник П., при рассмотрении ходатайства следователя о продлении меры пресечения обвиняемому уголовное дело дважды возвращалось прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом по основаниям, связанным с участием переводчика в производстве по уголовному делу, и дважды указанные решения суда первой инстанции судом кассационной инстанции были оставлены без изменения. Приведённые и в кассационной жалобе защитника доводы о том, что уголовное дело дважды возвращалось прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом именно в связи с нарушением требований ст. 18 УПК РФ, подтверждаются материалами дела.

Постановление Иркутского областного суда от 22 сентября 2008 г.

о возвращении уголовного дела прокурору в связи с нарушениями норм УПК РФ, в том числе и ст. 18 УПК РФ, оставлено без изменения кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2008 г. Постановление Иркутского областного суда от 19 мая 2009 г.

о возвращении уголовного дела прокурору в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, препятствующими его рассмотрению судом, оставлено без изменения кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 августа 2009 г. Из содержания судебных решений, имеющихся в материалах уголовного дела, следует, что в период предварительного расследования уголовного дела по ходатайству обвиняемого и его защитника был назначен переводчик со знанием ингушского языка.

Вместе с тем нарушение требований ст. 18 УПК РФ постановление о привлечении П.

в качестве обвиняемого не было переведено на ингушский язык и перевод указанного процессуального документа обвиняемому не был вручен; ознакомление с материалами дела, составление обвинительного заключения также произведены с нарушением принципов судопроизводства, обеспечивающих право обвиняемого на защиту; кроме того, органами предварительного расследования незаконно и необоснованно принято решение об отказе в удовлетворении ходатайства о предоставлении переводчика по уголовному делу, возращённому прокурору именно в связи с невыполнением требований в части обеспечения права обвиняемого на защиту, связанных с участием переводчика в производстве по уголовному делу.

При таких обстоятельствах отказ в удовлетворении ходатайства о предоставлении переводчика в судебном заседании при рассмотрении ходатайства о продлении обвиняемому П.

меры пресечения при указанных основаниях возращения уголовного дела прокурору противоречит положениям ст. 18 УПК РФ, нарушает требования ст. 392 УПК РФ. Решение суда противоречит как ранее принятому органами предварительного расследования решению о назначении П.

переводчика, так и решениям судов первой и второй инстанций по данному уголовному делу, которые вступили в законную силу и обязательны как для органов предварительного расследования, которые инициировали вопрос о продлении обвиняемому срока содержания под стражей, так и для суда, рассматривающего материал по ходатайству следователя. При уже установленных данных о необходимости участия переводчика в производстве по делу обвиняемому П.

являлось обязательным. Указанное нарушение уголовно-процессуального закона повлекло за собой нарушение право П.

на защиту, так как наличие у обвиняемого защитника, владеющего русским языком, не гарантирует реализацию П. право свободно пользоваться родным языком при фактически установленном решениями органов предварительного расследования и суда недостаточном владении им русским языком.

По смыслу закона при недостаточном владении языком понимается такой уровень знания языка, когда лицо не может уяснить смысл новых сложных для него понятий, т. е. владение языком не определяется как свободное, а, следовательно, лицо лишено возможности эффективно защищать свои права и законные интересы в рамках уголовного судопроизводства на всех его стадиях. Как пояснил в судебном заседании кассационной инстанции сам обвиняемый, по результатам рассмотрения ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей ему понятно, что срок содержания его под стражей продлён, но не ясно, из чего при этом исходил суд и на чём основано такое решение суда, так как судебное заседание было проведено без переводчика, постановление о продлении срока содержания под стражей от 22 октября 2009 г.

ему не было вручено в переводе на ингушский язык.

Из материалов дела следует, что заявление защитника с просьбой о переводе судебных документов, подлежащих вручению обвиняемому, с русского на ингушский язык, было возвращено ему со ссылкой на его необоснованность, что противоречит ч. 3 ст. 18 УПК РФ, обязывающей суд перевести подлежащие обязательному вручению документы на родной язык обвиняемого или на язык, которым он владеет.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление от 22 октября 2009 года отменила, материалы по ходатайству о продлении срока содержания под стражей направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд. В отношении П. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Выводы

В практике предварительного следствия и судопроизводства преобладают языки и диалекты этнических сообществ, но подготовка переводчиков с этих языков системой образования Российской Федерации не предусмотрена.

Следователь и судья имеют возможность проверить компетентность переводчика в соответствии с частью 2 ст. 169 УПК РФ только на основании их сертификации судебно- переводческой организацией.

При выдаче задания о подборе переводчика судебно-переводческой организации следователям и судьям рекомендуется внимательно изучить вопрос о характере диалектов соответствующих языков, а также принять во внимание особенности общественной морали этноса, к которому принадлежит обвиняемый по делу.

Проблематика судебного обусловлена отсутствием этнокультурного единства цыган, их массовой неграмотностью и значительной делинквентностью.

Правильный судебный перевод с цыганского языка в уголовном процессе способен выполнить только опытный переводчик, предпочтительно ромского происхождения, который, помимо формального знания цыганского языка или диалекта, включен в цыганский социум.

Проблема судебного перевода с языков народов Северного Кавказа заключается в следующем: большое разнообразие языков и диалектов и наличие мощных родовых связей. Для выбора судебных могут понадобиться сведения из лингвистической географии, за которыми надо обращаться в судебно-переводческую организацию.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+